16+

Газета Корткеросского района - Кöрткерöс районса газет

Главная / Новости / Забытая деревня Наволок

Забытая деревня Наволок

Как сказали бы в старые добрые времена, «письмо позвало в дорогу». Вот и эту поездку в Подъельск, а затем пеший поход в деревню Наволок данного сельского поселения наметили после жалобы в «Народный контроль» газеты, также обращения нынешних и бывших жителей забытого, как оказалось, всеми властями и службами населенного пункта.

По-скандинавски собачьими тропами

До отправления в деревню, сначала зашли в администрацию села, где аккурат к главе поселения прибыл из Наволока Иван Ветошкин, которого именуют старостой деревни, а также добровольным пожарным, перевозчиком на лодке и т.д. Он приехал до Подъельска на лошади выписать кое-какие справки в сельсовете и за продуктами. На вопрос «Как там живете?», Иван ответил, что своим хозяйством.

- Корову, теленка, лошадь — главный транспорт, держим. После пенсий жители продуктами оптом закупаются. Если раньше дорога была постоянно, то сейчас её нет, — подытожил он, хотя глава сельского поселения Алексей Королёв уверял, что дорога есть и чистят.

Но наши предположения, а также жалобы жителей, подтвердились в пути, который прошли от Пöд ёль по следам конных саней, а местами и по собачьим тропам около 4 км туда и обратно.

В дорогу со мной вызвались две Веры Королёвы. Вера Михайловна — учительница начальных классов Подъельской школы, она со своими ученицами Дашей Волковой и Дариной Королёвой с исследовательской работой по Наволоку «Забытый остров» в прошлом году заняли первое место в районе, а в этом году в республике стали третьими в конференции «Я исследователь. Я открываю мир». Их работа также использована в данном тексте. Другая Вера, Борисовна, раньше работала библиотекарем в Подъельске. Сейчас на заслуженном отдыхе. Недавно увлеклась «скандинавской ходьбой», так и прошагала с нами, взмахивая и отталкиваясь палками, которые оказались ей очень кстати.

Уже подходя к реке, понял, почему жаловались жители и уроженцы Наволока. Берег у реки очень крутой, примерно 45 градусов. Спуск-подъем пешком еле пройти, не говоря уже на конных санях. Можно и перевернутся. Еще будучи в сельской администрации спросили у главы, нельзя ли обустроить спуск для удобства населения, Алексей Иванович ответил, что для этого необходимо разрешение ГИМС, а это официальное подтверждение ледовой переправы. А если же нет нормального подхода к берегу, нет и переправы, т.е. разрешения переходить реку жителям Наволока. Но люди же все равно ходят! Случись что, как говорится, спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

Затерянный в госсистеме остров

Деревня Наволок расположена на левом берегу реки Вычегды. Название заимствовано из русского языка — наволочен песок, «заливной прибрежный луг». Действительно, весной в половодье вода разливается так, что можно сесть в лодку и объехать вокруг деревни. Удивительно, но деревню никогда не заливает. Говорят, что Наволок стоит на больших кочках, и остров с деревней поднимается вместе с поднятием воды. Если сейчас смотреть, со стороны Кереса виден Подъельск, а в половодье — Наволок закрывает обзор.

Впервые деревня упомянута в 1782 году — «дер. Наволоцкая 11 дворов 71 человек». Она была разделена на четыре части: Лыабöж, Вöлöсьт, Нимчомья и Мöтöвöлик.

Заливные луга вокруг деревни очень плодородные. Рядом лес, река. Неудивительно, что это место приглянулось первым обитателям. Наволокцы занимались сельским хозяйством, охотой, разными промыслами.

В 1859 году здесь насчитывается 167 человек. А в 1926 году в деревне живут 172 человека.

Первый спад населения произошел в годы коллективизации. По словам Лии Яковлевны Королёвой, бывшей жительницы Наволока, обида из-за отобранных угодий, земель, скота подтолкнула наволокцев покинуть свои нажитые места.

По материалам школьного музея, на фронт в Великую Отечественную войну из деревни ушли 29 мужчин. Из них 20 человек погибли, 4 пропали без вести. Много трудностей выпало на долю женщин. Из воспоминаний Серафима Николаевича Зюзева, 1928 года рождения: «Родители работали в колхозе, косили траву, таскали копна, сеяли хлеб. В годы войны нам было трудно. Ели лепешки из гнилой картошки, из травы лебеды делали муку и пекли хлеб. Из-за этого очень болели, и некоторые даже умирали». Серафиму Николаевичу тогда было 13 лет и он тоже работал в колхозе.

В 1960 году в деревне насчитывается 131 человек.

В советские годы в Наволоке организован колхоз «Остров». Понятно, почему его так назвали. В колхозе работало около 100 человек. Занимались животноводством и растениеводством. Трудолюбивый народ жил своим хозяйством, держал скотину: коров, лошадей, овец, свиней и даже кур. Выращивали не только картофель, капусту, огурцы, но и все зерновые культуры: рожь, ячмень, овес, пшеницу. Мужчины рыбачили, охотились. Семьи были большие.

В 1960 году колхоз преобразовался в Подъельское отделение совхоза Сторожевский. За высокие показатели по надою молока колхоз был награжден мотоциклом. Но его продали и купили грузовую автомашину. Наволокцы работали доярками, телятницами, конюхами, свинарками, выращивали овощи. Урожаи овощей были всегда хорошими, так как земли там плодородные. Вместе со взрослыми работали и дети. Летом с утра до вечера помогали заготавливать сено, весной чистить с крыш снег, вывозить навоз на лошадях, сажать и поливать капусту, осенью убирать урожай. Сено заготавливали не только на ближайших лугах, но и ездили к Угдыму. Это примерно в 40 км от Наволока. Взрослые ехали на грузовой машине, а молодежь верхом на лошадях. Работали на лугах, в основном, вручную: сено косили, сгребали, складывали в стога. И только зимой на санях вывозили сено до фермы.

В Наволоке была своя небольшая электростанция, пилорама. Хотя ближайшие села, такие как Керос, Подъельск, этого не имели.

В деревне был магазин, медпункт (фельдшером была Галина Яркова), детский сад, ясли, начальная школа, где учились ребята с подготовительного по 4 класс. Все классы вела одна учительница. В 1962-63-м году учителем работала Ия Прокопьевна Габушева. «Школа была в жилом доме, — вспоминает она. — Классы малокомплектные. Я учила сразу четыре класса — с 1 по 4-ый. Было трудно одновременно учить четыре класса, но как-то сорганизовывались. Обучение велось на коми языке, конечно, кроме уроков русского языка. Дети учились старательно, никто не пропускал занятия». Чтобы учиться дальше, дети ходили в соседнее село Подъельск. В морозы, в ненастье, в сумерках, в дождь шли они по лесной дороге. Учебу не пропускали. Но самое сложное было весной и осенью. Чтобы попасть в школу, надо было утром и вечером переправиться через Вычегду. Самым опасным было время остановки льда и начала ледохода, когда приходилось вглядываться в синеву льда и рассчитывать каждый шаг. Кстати, до 2013 года, до вмешательства районной прокуратуры, дети из Наволока так и добирались до школы.

В свое время своими силами в деревне был построен клуб. Праздники всегда отмечали вместе всей деревней. Молодые готовили концерты к каждому празднику, а после концерта начинались шутки, игры, лотерея, пляски под гармошку. Гармонистов было несколько человек и они весь вечер играли по очереди. Ещё в клубе показывали кинофильмы.

В 1964 году в Наволоке появился первый телевизор. Его купил Анатолий Платонович Ветошкин. Все соседи собирались в его доме, чтобы посмотреть чудо-ящик.

Хлеб привозили с подъельской пекарни, а в распутицу пекли дома сами. В каждой семье была лодка, а иногда и даже две. Позже они стали с моторами. На лодках рыбачили, переправлялись на «большую землю», а весной она — главный «транспорт» для поездок за покупками в магазин.

В Наволоке нет кладбища, хоронят в Подъельске.

В 1970 году в деревне 110 человек.

В стране происходит «укрупнение деревень». В Наволоке закрывают социальные объекты. В 1970-75 годах перестает работать больница. В 1972 году закрывается начальная школа. 35 учеников ходят в соседний Подъельск, в детском саду 17 человек. Население 126 человек.

После этих событий жить в Наволоке стало труднее, за всем необходимым приходилось добираться в Подъельск или Керос. Многие уезжают в Сыктывкар, Инту, Новик, Керос. Переезжают в Подъельск, Керос. Молодежь, уехав учиться, уже не возвращается домой.

В 1989 году в деревне живет 48 человек.

После распада в стране государственной системы хозяйствования перестал существовать и совхоз «Подъельский», наволокцам негде стало работать. Не стало летней паромной переправы, а зимой — расчищенных дорог. Самый популярный транспорт — зимой — конные сани, а летом — лодка. В деревню приходит почтальон Подъельского отделения почты, чтобы раздать пенсии.

В 1998 году в Наволоке 47 жителей.

Замирает жизнь в деревне. Она оказалась отрезанной от мира рекой, забытая, заброшенная, как затерянный остров...

Силы, черпаемые из детства

Узнав из социальной сети в интернете о подготовке публикации о Наволоке, житель Санкт-Петербурга Александр Худяев предложил свои воспоминания о родных местах, где отдыхал у бабушки в 90-е годы: «Большой кедр, стоящий в поле, посадил прадед моего дяди. Будучи на работе на Урале, он привез, скорее всего, саженцы и высадил. Кедру более 100 лет. В середине 90-х его подпалили студенты, работавшие на уборке картофеля. Есть еще маленький кедр в деревне — его сажал в детстве (лет 40 назад) мой дядя Сергей Николаевич Ветошкин.

В 1995-м в деревне начали строить коровник. Практически полностью построили, осталось только покрыть шифером, который лежал рядом, и поставить окна, но стройка остановилась. Мы всё детство лазили по этому коровнику. В последний мой приезд, в 2002-м, его начали пилить на дрова. Клуб и общежитие тоже были распилены, техника и запчасти растащены на металлолом...».

А его сестра Екатерина вспоминает про Наволок и конюшню в соседнем селе, где был даже бильярдный стол: «В детстве я проводила лето в деревне. Но не в той деревне, которую заездили смазливые картинки по ТВ. Моя деревня была на те не похожа. Она была моя, родная, грубоватая и интимная какая-то что ли... 

Иногда я вижу сны про нее... Удивительно, но мозг запомнил все до последней травинки. То, что скрыто в глубинах памяти, иногда дает о себе знать...

Где-то я слышала, что детство — это то, в чем человек черпает силы всю оставшуюся жизнь... Слава Богу. Мне повезло с детством. Очень».

В этой деревне огни не погашены...

Сейчас в деревне Наволок проживают 5 семей, 13 человек. Хотя еще в прошлом году был 21 житель. Нет ни магазина (закрыт в конце 90-х), ни школы, ни детского сада. Люди заняты подсобным хозяйством, некоторые мужчины ездят в другие районы на случайные заработки.

По словам Серафимы Ивановны Зюзевой, жительницы Наволока: «В деревне всего 8 фонарей, осенью и зимой темно на улицах. Снег на дорогах никто не расчищает».

Но пенсионеры не скучают в своей деревне, ведь вся их жизнь связана с ней.

О былом и нынешнем и побеседовали за чашкой чая с супругами Зюзевыми — Альбиной Модестовной и Владимиром Феофилатовичем (на фото). Их обшитый дом и благоустроенная территория нас и привлекли. Их внук Володя Зюзев был занят расколкой дров, которые 84-летний дед сам пилит и привозит на лошади. Подметили, что пожилые люди, ни на кого не надеясь, дрова заготавливают впрок. Поленниц вокруг дома по два-три ряда несколько.

- Я привык с детства к работе, без дела сидеть не могу, хотя хозяйка и ругает часто, — охотно разговорился с неожиданными гостями Владимир Феофилатович. — Срублю возле луга несколько деревьев, на следующий день распилю, а на третий — до дома на санях привожу.

Он с 6 лет работает, в детстве — на сенокосе, в колхозе, потом уже механизатором. И так до 60 лет. Как вспоминает, работали без выходных и отдыха, и, как выразился — «искры из глаз летели». И в годы войны также, не зная, ел ли что-то в этот день.

Этих людей старой закалки можно во всем приводить в пример. Огород пашут два раза. Видя их грядки без сорняков, все удивляются. Урожай картофеля всегда хороший.

Он и сегодня уже съездил на санях до Подъельска за хлебом и внука привез. Лошадь, главный транспорт, у них уже шестая. Прежнего Серко пришлось продать, аж в Чувашию увезли. А ветслужба через суд заставляла сжечь или закопать из-за выявленной лошадиной анемии. Сейчас у него молодая и с причудами лошадь Рыжко, которая, не видя цивилизации, боится транспорта и шума. Поэтому и ездит на санях с опаской, осторожностью. В любой момент лошадь может резко дернуть. Так один раз Владимир Феофилатович упал с саней и два ребра сломал.

- Потом еще упал на обледеневшее крыльцо, а вечером дышать стало тяжело, — рассказывает ветеран. — Телефона нет, но как-то через соседей дозвонились до скорой помощи, позвонили и детям. Врач сразу же отказалась сюда добираться, ей чуть ли не катер или вертолет подавай. Потом дети, зять как-то «достучались» и «скорая помощь» приехала через Керос до дома. Благо, дорога уже подмерзла. Но у фельдшера из медикаментов ничего нет, дает мне градусник. Температуру-то мы и сами можем измерить.

В больнице Зюзев пролежал не долго, можно сказать, сбежал, так как хозяйку одну оставить не может. Ведь лошадь и скот еще держат.

- Вот для хозяйки, с которой мы уже вместе 56 лет живем, медицинская помощь, желательно неврологическая, очень необходима, — жалостливо говорит ветеран о своей супруге Альбине Модестовне. Она уроженка Сторожевска, работала в Наволоке заведующей детским садом, продавцом в магазине.

Но уезжать из родных мест не хотят, хотя и дети зовут их к себе.

- У дочерей, в городе или даже в Корткеросе, спать не можем. Привыкли к своей тишине...

Одна радость у пенсионеров, новости с большой земли и что пенсию вовремя приносит почтальон. Супруги Зюзевы выписывают три газеты: «Звезду», «Коми му» и «Трибуну». Правда, в распутье, бывает, за несколько недель пачками всё привозят.

Прощаясь, Владимир Феофилатович двумя руками пожал мою ладонь и поблагодарил, что их навестили:

- Честно скажу, первый раз к нам живой журналист приходил. Нас все забыли и власть, и медицина. Даже пожар был рядом в доме, никто не приезжал ни во время, ни потом.

Выходя мы еще раз оглядели дома, деревню, окрестности, но очищенной дороги не заметили. Благо снега в этом году пока мало, возможно и пожарные вездеходы и доедут до деревни через Керос, но скорой медпомощи не будет. Ведь, даже так называемый, универсальный таксофон здесь не работает. Над столбом провод оторван.

Реально ли возродить деревню?

Такой вопрос задавали участники конференции «Я исследователь. Я открываю мир» пятиклассницам Подъельской школы. Они, не думая и не рассуждая, ответили, что первым делом в деревне нужна работа. Об этом же говорили информанты, бывшие и нынешние жители деревни, что Наволок можно возродить, развивая там личные подсобные хозяйства, разводить скот на мясо. Благо возле деревни много прекрасных лугов и брошенных земель.

А мы, живя на большой земле, ближе к цивилизации, жалуемся о плохой очистке дорог от снега, о плохом обслуживании автобусами, переживаем о курсе доллара, ругаем Америку. Эти мысли крутились в голове на обратной дороге в Подъельск. Даже не заметил, что брюки до колен были сырыми, а ноги в ботинках хлюпали. От небольшой, но приятной усталости уже в машине по дороге в Корткерос заснул.

P.S. В публикации использованы исследовательская работа учениц 5 класса МОУ «СОШ» с. Подъельск Даши Волковой и Дарины Королевой (руководитель Вера Михайловна Королева — учитель начальных классов Подъельской школы).

Автор: Эдуард ПИМЕНОВ.
Главный редактор

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Реклама

Вверх