Меню
12+

Газета Корткеросского района - Кöрткерöс районса газет

09.05.2022 08:57 Понедельник
Категории (2):

Василий и Нина Вишератины о военном детстве, любви и жизни

Удивительные люди живут в селе Корткерос — Нина Ивановна и Василий Петрович Вишератины. Встретившись с ними и пообщавшись, я словно на машине времени попал в военное лихолетье. Перед глазами немцы, маленькая девочка Нина Логинова, концлагерь… Вижу, как фашисты, узнав о приближении советских войск к немецким городам, всполошились и бегут… Вижу голодного, изможденного, с потухшими глазами и темным лицом Ваню Вишератина, который уже несколько месяцев ищет отца… От всего «увиденного» холодок по спине. А у стариков, рассказывающих свои истории, глаза полны доброты, тепла и радушия. Так подробно и захватывающе они рассказывают, что история оживает. У каждого из них своя военная судьба, но жизнь они прожили, как два лебедя, рука об руку – всегда вместе!

Как много выпало на их плечи

Нина родилась в 1939 году в городе Сталино (ныне г. Донецк). В 1942 году немцы захватили этот город, а затем отправили маленькую Нину, ее сестру Людмилу и маму в Германию. Сначала они попали в Польшу, 11 месяцев были там в концлагере. В 1943 году маму с дочками перевезли уже в Германию.

- Лагерь у нас был небольшой, в основном там были русские и украинцы, — вспоминает Нина Ивановна. — Помню (хотя мне к тому времени было всего четыре годика), летом нас, детей, выпускали собирать ежевику. Мы ходили по лесу, собирали ее в бидончик. Один раз заблудилась в лесу. Стала ходить искать тропинку обратно, смотрю — стоит туалет в лесу. Решила заглянуть туда, а там стоят девочка, мальчик и с ними женщина – все раздетые. Женщина два пальца приложила ко рту и попросила, чтобы я молчала. Потом уже поняла, что это евреи были, чернявенькие, кучерявые. Видимо, их раздели и хотели расстрелять, но они убежали. Моя мама в лагере помогала хлеб печь, еду готовить, она их и подкармливала, прятала. Видите, как она рисковала ради других!

«Дойче швайнен!»

Советские войска освободили Нину, ее сестру и маму в апреле 1945 года, победив фашистов. В Германии под контролем НКВД они находились еще какое-то время, и здесь же, в стране агрессоров-захватчиков, маленькая Нина с сестрой и мамой встретила долгожданный День Победы.

- Тогда уже все кругом свои, никого не боялась, — продолжает ветеран. — Что удивительно, мирные немцы — что взрослые, что дети — тоже не боялись наших солдат. Они-то думали, что советские солдаты, как войдут в город, будут также зверствовать, как фашисты, но наши солдаты были добрые. Они, наоборот, помогали им по хозяйству, продукты давали, детей подкармливали. Поэтому на русских солдат в Германии смотрели, как на освободителей. Помню, послали меня за молоком, дали кувшин. Иду и слышу сзади кто-то едет на велосипеде, догоняет меня. А это молоденький солдатик советский. Посадил меня на велосипед и подвёз до места, где дают молоко.

Нина очень хорошо запомнила слова, с которыми к ним обращались немецкие солдаты: «Русиш швайнен» (русские свиньи). Тогда, проезжая на велосипеде рядом с играющимися немецкими детьми, Нина попросила солдата остановиться. Слезла с велосипеда, подошла и сильно пнула по лежащими на земле игрушкам. «Дойче шавайнен», – громко крикнула девочка.

Это была ее маленькая месть за прежние унижения. Удивительно, но Нина Ивановна всё помнит до мелочей. Маленькая она была дерзкая и смелая.

Из концлагеря

в советскую ссылку

Им предлагали остаться в Германии навсегда, но мама Нины не согласилась. В декабре 1945 года они выехали на свою Родину. Долгих три месяца были в пути. Ехали в товарных вагонах, в которых возили скот. Лишь 9 марта 1946 года они прибыли в Вологодскую область, в город Красавино. С этой даты и по 1956 год, по определению НКВД, семья Логиновых являлась спецпереселенцами в течение 10 лет. В Красавино они жили до 1948 года, затем уехали в Вологодский район.

- Там нас заселили в бараки. Голодали сильно. Год был неурожайный. Хлеба и продуктов не хватало, всё давали по карточкам. Каждый день кто-то умирал в бараке. У нас не было паспортов ни у кого, не было прав куда-то уехать.

В 1956 году, когда с семьи Нины сняли статус спецпереселенцев, девочка-девятиклассница написала письмо в Донецк, в адресный стол. Через 10 дней пришел ответ, что их отец жив и проживает по улице Краснодарская, 35. Девочка тут же написала своему папе письмо. Он ответил: «Здравствуйте, мои деточки – Ниночка и Люсенька». Потом уже узнали, что папа Нины Ивановны, Иван Кузьмич Логинов, за день до Дня Победы был тяжело ранен в Чехословакии, остался инвалидом. В начале 50-х женился второй раз, уже не надеясь увидеть живыми своих дочерей и жену. Он настолько любил своих Ниночку и Люсеньку, что и детей от второго брака назвал теми же именами. Получилось, что у одного папы две дочери Ниночки и две дочери Люсеньки. Эта история — готовый киносценарий! Можно снять художественный фильм.

В поисках отца

Впрочем, у мужа Нины Ивановны, Василия Петровича, история не менее интересная и захватывающая.

Вася рано остался без мамы. Папа женился ещё раз, но у мальчика не заладилось с мачехой. После начала войны на фронт забрали и отца, Петра Ивановича Вишератина, и старшего брата Ивана. (Иван Петрович Вишератин погиб в 1943 году на Ленинградском фронте Волховского направления).

Пожив с нелюбимой мачехой, маленький Вася отправился искать своего отца. Пошел, куда глаза глядят. Ведь из дома он, по сути, сбежал. В голове только помнил номер части родителя, а по-русски знал одно слово — «зырянин». Петр Вишератин служил в военизированной части кинологом. Где его искать, маленький коми мальчик не знал. Голодный и замерзший он доехал до Киева. Скитался по вокзалам, городским дворам, скрывался от милиции, спал, где ночь застанет.

Надо отметить, что отец Василия Петровича – Петр Иванович – 1897 года рождения. Прошел первую империалистическую войну, в гражданскую устанавливал Советскую власть в России и на Украине. Под Житомиром его сильно ранило, после чего в 1922 году его комиссовали. Через 10 дней после начала Великой Отечественной войны отца призвали в специальную часть внутренних войск по поиску дезертиров.

- После того, как отец и брат ушли на фронт, мачеха меня начала обижать, — вспоминает Василий Петрович, — руки начала поднимать на меня. (Нина Ивановна добавляет: «Мачеха один раз даже чуть не задушила его, на шею веревку накинула, Вася еле вырвался!»). Однажды она меня так сильно избила, что я сбежал из дома и пошел к тёте. Вот она мне и сказала, лучше, говорит, езжай, ищи отца. Меня снарядили, одели-обули, дали немного еды, написали адрес на бумажке, посадили на пароход и отправили до Котласа.

Как дальше с Котласа добираться до отца, юноша не знал. Сел на товарняк и поехал до Архангельска. Потом обратно до Котласа. Еда, которую давали родственники в дорогу, давно уже закончилась. В поезде добрые люди давали кто кусок хлеба, кто сахар. Приходилось и по помойкам лазить, голод-то не тётка. Под Киевом мальчика задержали милиционеры, но, сжалившись, правоохранители отпустили. Так было несколько раз.

- Я уже от голода ничего не понимал, куда иду, зачем иду, — продолжает Василий Вишератин. – По 3-4 дня в рот ничего не попадало. В одном городе шел по улице, вижу, женщина пирожки продает с картофелем. Зазывает: «Кому пирожки с картофелем?». Смотрю на эти пирожки, слюнки текут, в животе пусто, даже не урчит уже. Думаю, как же мне попросить один пирожок, денег-то нет!? Подхожу к тётке, хватаю пирожок и давай бежать! Бегу и думаю, кто-то гонится или нет. Оборачиваюсь — никого нет. Съел пирожок, чуть-чуть полегчало. Видимо, женщина решила не оставлять свою корзину с пирожками, а может и пожалела меня, не стала шум поднимать и погоню устраивать.

Это была первая и последняя в жизни Василия Петровича кража. Отец его всегда учил, никогда чужого не брать, тем более воровать! Ветеран всю жизнь придерживается этого принципа и своих детей этому научил.

На станции Котлас мальчишку снова поймала милиция. Они уже не отпустили его, пока за Васей не приехал отец. Правоохранители, узнав номер части, сообщили ему, что сын находится в отделении на станции. Когда Петр Иванович приехал из Вельска, где находилась его часть, отпрыск поначалу не узнал отца. Долго смотрел на улыбающегося мужчину в военной форме, глаза отказывались верить, что наконец-то нашёл родного человека. Да и прошло уже почти три года, как они виделись в последний раз.

Поездка в чемодане

Когда отец с сыном возвращались из Котласа в Вельск, мальчишке пришлось залезть в фанерный чемодан. Документов нет, билетов на поезд – тем более. Отец предложил Василию залезть в чемодан. Мальчик был настолько худой, что без малейшего труда поместился в нем. Василий Петрович об этом рассказывает и хохочет от этой истории. Сейчас это кажется невероятным, но было и такое.

Сын полка

В части отца Васе сшили настоящую солдатскую форму. По спецзаказу. А его обноски бросили в топку печи. Военным поварам была поставлена задача, вернуть юноше нормальный вес и человеческий вид.

- Как привез меня отец к себе в часть, посадили меня солдаты за стол, каши наложили. Я ем, мне радостно – каша такая вкусная! Голый сижу и ем, одежду-то всю сожгли, – вспоминает В. Вишератин. – Слышу, кто-то шмыгает носом, то ли смеется, то ли плачет. Поднимаю глаза, точно, солдаты слезы вытирают, смотрят на меня и плачут. Я тогда не понимал, чего они плачут. Ведь все же хорошо! Рядом с отцом, ем вкусную кашу, все здорово!

Только повзрослев, понял Василий, что за время его скитаний, болезни и голода он, маленький человечек, так был измучен и худ, что без слез нельзя было на него смотреть даже матерым воинам-защитникам.

Так коми мальчик прожил в части вместе с отцом как «сын полка» до конца войны. Здесь же они встретили Великую Победу. Лишь в 1947 году, в июне, когда часть расформировали, Василий с отцом вернулся в родной Корткерос.

Достойные граждане

своей Родины

После окончания семилетки Василий Вишератин поступил в Пезмогское ремесленное училище. Закончив учебу, работал электромехаником-дизелистом в селе Палевицы Сыктывдинского района. Потом призвали в Советскую Армию. После демобилизации был методистом по физкультуре, а через год выбрали председателем комитета физкультуры и спорта в Корткеросе. Забегая вперед, скажу, что стадион, где занимаются сегодняшние корткеросские ребятишки, детище Василия Петровича, равно, как и озеленение улиц райцентра. Ветеран внес неоценимый вклад в развитие спорта и физкультуры в селе и в районе.

Счастливая

семейная жизнь

Встретились Нина и Василий в городе Вологде. Туда на учебу в партийную школу поехал корткеросский парнишка. 17 марта 1963 года молодые поженились. В следующем году Вишератины будут отмечать бриллиантовую свадьбу.

В Корткеросе Нина Ивановна 30 лет отработала в сфере общепита. Окончив техникум советской торговли по специальности «технолог общественного питания», работала заведующей столовой, продавцом в сельпо. Как несовершеннолетний узник фашистских концлагерей, Нина Вишератина приравнена к участникам Великой Отечественной войны. Этот статус ей дали спустя долгое время после Великой Победы, лишь в 1996 году. Но она не обижается на нерасторопных чиновников. Все идёт своим чередом, — говорит ветеран.

Вишератины вырастили и поставили на ноги четверых сыновей и дочку. Есть внуки, правнуки.

- Я счастливая мама. Все мои дети рядом со мной, — радуется Нина Ивановна, — никто далеко не уехал, все в Корткеросе. Традиционно праздники, дни рождения мы отмечаем вместе, всей многочисленной семьей.

«Секрет счастливого долголетия – в движении и в спорте», — делится Василий Петрович. Он каждый день не меньше часа занимается физкультурой: в приоритете гимнастика, растяжка, скандинавская ходьба. Нина Ивановна может приседать 120 раз.

Наш герой в этом году будет отмечать 90-летний юбилей. Он до сих пор ходит на рыбалку, в лес за ягодами и грибами, сажает и копает картофель, заносит в дом дрова, топит печку. В общем, делает все, что необходимо делать в своем доме каждый день.

Надо сказать, что Нина Ивановна и сегодня старается быть в курсе событий не только в республике, но и в стране, и в мире. Высказалась и о спецоперации наших войск на Украине.

- Война всегда плохо, но думаю дело нашей армии правое. Никто ж не думал, что американцы за 8 лет так снабдят оружием нацистские формирования Украины. Давно, конечно, надо было их прижать! Они на Донецк уже собирались нападать. А потом, сколько за эти годы они жителей ДНР и ЛНР убили своими обстрелами и терактами. Туда сейчас столько наемников понаехало, не просто будет нашим ребятам их оттуда выбить. Но я не сомневаюсь в силе и оружии нашей российской армии.

Ещё Вишератины – очень гостеприимные и хлебосольные! Меня они никак не хотели отпускать без чая с вареньем и конфетами. С ними и двух, и трех часов мало для общения, ведь они – живая наша история!

Сколько света, тепла и добра в этих людях! Во время войны наравне со взрослыми прошли все тяготы и лишения: мерзли, голодали, теряли и находили родных, но ничто не испортило их. Не озлобились Вишератины на людей, на весь мир, не очерствели, не замкнулись, как со многими происходит после таких страданий-испытаний. Спасибо вам огромное за то, что выжили и жили, несмотря ни на что! За то, что строили и обустраивали послевоенную нашу страну. За то, что вырастили достойных граждан нашей Родины. Спасибо вам, дети войны! Живите ещё долго-долго и счастливо!

Василий КАНЕВ.

Фото автора,

Станислава Коюшева

и из архива Вишератиных.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

89